Лечение наркомании и алкоголизма за 180 дней с гарантией

Алкоголизм и наркозависимость – это проблемы, с которыми каждый день сталкивается множество людей, однако не только зависимых, но и тысячи блазких и родным зависемого.

Постоянно звучит один и тот же вопрос : “Что делать с этой болезнью и есть ли способ излечиться раз и навсегда от этого недуга?”. Раньше никто себе и представить не мог, что лечение этих болезней по сложности приравнивается к сахарному диабету и онкологическим заболеваниям, которые известны длительным и постоянным употреблением лекарств для поддержания нормального состояния организма.

Людям злоупотребляющих алкоголем и наркотиками приходиться стабильно испытывать на себе всевозможные методы лечения, чтобы болезнь не имела возможности прогрессировать.

Предлагаемых вариантов чудодейственного исцеления зависимости достаточно много, чтобы после их провалов разочароваться во всякой помощи со стороны медицины, психологии и других народных средств, а может и во все перестать искать выход из сложившейся ситуации.

МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ НАРКОМАНИИ

Естественно, ответственность за гарантию излечения наркомании или алкоголизма берут на себя люди пропагандирующие данный метод. Вот, допустим взять средину 90-х годов, когда свою популярность приобрёл грандиозный “метод Довженко”. Люди лечащие по его методу абсолютно всем давали громкие обещания, что зависимый после их гипнотических сеансов даже не будет помнить, что когда-то употреблял наркотики или спиртные напитки.

Но судьба этих людей складывалась совсем иначе, кодировки, гипноз, 25-й кадр – это не лечение, а попытки научиться контролировать сознание других людей. Также и большинство других способов таких, как смена наркотиков на лекарственные препараты или вливание под кожу капсул с препаратом реагирующим на употребление алкоголя и запугивание смертью в случае употребления запрещенных веществ. Все это влияет на человека , ведь эти способы не лечат , а всего лишь дают мотивацию на воздержание и то очень маленькому проценту обратившихся к подобным методикам.

Каждый не предназначенный для лечения наркомании и алкоголизма способ, разрушает надежду и уверенность в возможности излечиться от зависимости. И разочаровавшихся людей достаточно много и когда они слышат очередной предлагаемый им метод лечения наркозависимости, они даже не хотят слушать этих пустых слов.

РЕАБИЛИТАЦИЯ НАРКОМАНИИ КАК СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ЗАВИСИМОСТИ

Поэтому существует абсолютно другой метод лечения наркомании и алкоголизма, развивающий человека, как личность и тем самым предоставляющий возможность не только избавить от вредных привычек, но и построить абсолютно новую жизнь с новыми приоритетами и принципами.

Такой вид лечения от химической зависимости, как реабилитация, где зависимые люди занимаются восстановлением всех сфер жизнедеятельности человека – Биологическая, Психологическая, Социальная и Духовная (БПСД).

После продолжительного употребления изменяющих сознание веществ человеку требуются не гипноз и заклинания от сглаза, а длительная работа и изменение его привычного зависимого мышления.

Именно такими принципами руководствуются в реабилитационных центрах с использованием программы “12 Шагов”, которая пользуется популярностью среди зависимых людей своей возрастающей статистикой. В реабилитационном центре “Здоровое Ставрополье”, после прохождения полного курса реабилитации трезвыми остаются 6 человек из 10. И это результаты их же труда и работы над собой, лишь своими силами и с поддержкой консультантов центра можно приобрести драгоценный опыт для новой трезвой жизни. И есть люди, которые с радостью делятся своими знаниями и чувствами с другими, еще не осознавшими свою болезнь людьми.

ИСТОРИИ ЛЮДЕЙ ПРОШЕДШИХ ЛЕЧЕНИЕ В РЕБЦЕНТРЕ

Сейчас я хочу вам рассказать три истории измененных жизней с помощью прохождения реабилитации в центре для алкозависмых и наркозависимых людей “Здоровое Ставрополье”. Одним из тех, кто лично прошел нелёгкий путь реабилитации и наверняка знает разницу между зависимостью и свободой от изменяющих сознание веществ.

История Андрея

«Мне было 14, когда погиб мой лучший друг. Мы росли в одном дворе, поэтому близки были с самого детства. Помню, как пришел со школы, а папа сказал: „Бори больше нет…“, и как я отчаянно плакал, не в силах поверить случившемуся. Конечно, я знал, что Борька токсикоманил. Не раз наблюдал, как с другими пацанами они одевали на голову пакеты и дышали всякой дрянью до потери сознания. Я видел, как, нанюхавшись, дурели ребята, поэтому никогда не пробовал сам. Было как-то жутко и неприятно, а вот Борька уже ничего не боялся. Он знал, что в одиночку этого лучше не делать, и все же накануне рискнул. Закрылся в комнате, одел пакет, а когда стал „вырубаться“ не успел скинуть прилипший к лицу целлофан. Он просто задохнулся… Тогда нелепая глупая смерть друга мне казалась большой несправедливостью. Но теперь, оборачиваясь на собственную жизнь, я ловлю себя на мысли, что, может быть, было бы лучше уйти так, в начале пути, чем пережить то, что пришлось вынести мне. Я — наркоман. Мне 39 лет, из которых больше 20 „сижу на игле“. Первое знакомство с наркотиком произошло еще в школе. Тогда в моем окружении было как-то принято, что ли, отдыхать по-взрослому. Иногда мы напивались дешевым алкоголем, но чаще накуривались „до чертиков“ марихуаной. И хотя я прекрасно осознавал, что узнай об этом отец, он, наверняка, что говорится, свернет мне голову, никогда не боялся что-либо пробовать. Отчетливо помню, что в тот субботний вечер, мы большой компанией прогуливались по парку, тупо и бесцельно убивали время, когда кто-то предложил попробовать „ханку“. Тут же нашелся приятель, знавший места, где можно приобрести маковую соломку и сварить это „чертово зелье“. Так я впервые оказался в притоне. Это был добротный, хотя и очень грязный, запущенных дом. На черной от копоти кухне везде валялись шприцы, бутылки и прочий мусор, источающий зловонный аромат. Вокруг все было мерзко и противно. Вероятность умереть или заразиться чем-нибудь в этом „бомжатнике“ в тот вечер, наверняка, была очень высока. Но я не испытывал страха, ведь когда вокруг тебя это делают все — вроде и бояться нечего. Одним словом, размышлять долго не стал, а дальше… состояние какой-то восторженности, удовлетворенности, всеобщей любви и все это на фоне небывалого прилива энергии. В общем „вставляло“ нас сутки. А потом все закончилось также резко, как и возникло, оставив чувство жуткой усталости и подавленности. Вскоре после этого случая я окончил школу, науки мне давались легко, поэтому получив хороший аттестат, без труда поступил в институт. Но выучиться так и не смог. Пять раз восстанавливался, брал академ и все же закончил только три курса. Большинство моих друзей после школы ушли в армию, а когда вернулись через 2 года, я плотно „сидел на игле“, уже осознавая, что влип по самые уши. Родители тоже стали догадываться, что я что-то употребляю, но не знали что именно. Тогда ведь о наркотиках вообще мало было известно. А я, как мог, убеждал их, что это все бред и сплетни. Верили… А что им еще оставалось? Откуда брались деньги? Сначала под любым предлогом выпрашивал их у родителей, занимал у знакомых, где-то подворачивался случайный заработок, но доза была всегда. Однажды вшестером мы собрались на квартире, сварили все как полагается. А когда „ширнулись“, у двоих случился передоз. Я заметил, что парень, прилегший на диван, вдруг посинел, и в этот момент другой товарищ начал хрипеть, его лицо исказила страшная судорога, а все тело тряслось в конвульсиях. Среди наркоманов считается, что самое страшное в этот момент остаться одному — верная смерть. Жизнь уходила из них на моих глазах. Мы, конечно, испугались неслабо, но откачать успели. Был еще случай, когда я спас парня. Мы вместе варили мак в лесопосадке. Я знал, что он здоровьем слаб, поэтому просил не вводить сразу все, просил, мол, не жадничай. Но кто на жутком «кумаре“ думает об этом. Хочется побыстрее, да побольше. Вот и “отъехал“, заглотил язык и стал задыхаться. Чтобы спасти жизнь, пришлось разворотить ему челюсть. Правда, после этого случая он завязал, и даже завел семью. Я тоже много раз пытался лечиться. И могу подтвердить, что медицина здесь бессильна. Самый длинный период в “завязке» у меня был 3,5 года, когда я полюбил девушку, которая стала моей женой. Любовь к ней окрыляла и давала силы держаться. С самого начала она знала, что я наркоман, и хоть сама медик по образованию, убеждала, что только Бог сможет дать мне силы и только в Его помощи есть шанс на спасение. Водила меня в церковь, мы причащались, исповедовались. Но побороть эту черноту в душе я не мог, заглушал ее алкоголем и анашей. А потом снова сорвался. Пытался скрывать, но она видела меня насквозь, плакала, упрашивала, гнала прочь и тут же под моими мольбами сама вводила шприц в вену. Она долго терпела, но ушла. А мне уже было все равно. Жуткие вещи творил. Не было ни жалости, ни любви, ни моральных принципов. Да и удовольствия как такового не было, больше необходимость снимать ломку. В какие-то моменты я доходил до безумия. В отчаянии пытался даже покончить с собой. Как-то переел колес, что не помню, как провел 12 дней. Вроде пришел домой, стал денег требовать. Там скандал подняли. Тогда я вышел во двор, снял веревку с колодца, накинул ее на виноградник и в петлю влез. На мое счастье отец покурить вышел и услышал, как громыхнуло ведро. Посмотрел, а я уже не шевелился, не дышал, реально мертвый был, меня несколько минут откачивали. Мать еле пережила. Она, конечно, не заслужила всего этого, и я перед ней всю жизнь буду виноват. В том, что еще живу и дышу — заслуга необъяснимой материнской любви. Ведь сколько терпела и все прощала. После суицида еще 7 лет понадобилось мне, чтобы окончательно осознать, все, я больше не могу. Последнее время я подсел на дезоморфин. Страшный наркотик. Первый раз, когда увидел, из чего его готовят, был в шоке: таблетки, соляная кислота, сера, бензин. Но ломало так, что долго не думал. В городских аптеках девчонки-продавцы меня знали в лицо, спрашивали: «Андрей, сколько можно?». Видно было, что жалели и в то же время покорно отпускали мне препараты, сколько потребуется, еще и в долг записывали. То, что делает дезоморфин с людьми действительно ужасно. Тело просто гниет заживо. К тому времени здоровых вен на руках у меня не осталось, и я кололся в пах. Так что вскоре стали отниматься ноги. Медики поставили диагноз гнойный тромбофлебит, а у наркоманов это называется проще — «шахта». То есть дырка в паху, откуда сочится гной. Больше всего на свете я хотел остановиться, прекратить все это. Но, как водится у наркоманов, все оттягивал, думал: «Ну, денек, другой еще поколюсь, а потом в больницу лягу». На десятый день родители нашли меня в беспамятстве, температура за сорок, тело били судороги, а сердце выдавало бешенный ритм. Приехавшие врачи «скорой» так и заявили: «Он не жилец, у нас полно больных, кто захочет тратить на него время“. Пришлось денег дать, и меня увезли в реанимацию. Я не знаю, почему я еще жив. Сегодня, благодаря хлопотам мамы, мне дана, наверное, уже последняя надежда, я прохожу реабилитацию в православном Спасо-Преображенском реабилитационном центре. И больше всего боюсь начать все это снова. Каждый наркоман мечтает навсегда избавиться от этих мук. Но чудо происходит в одном случае из ста, или еще реже. Кому оно предназначено? Остается молить Бога и просить его дать еще немного сил»

Ира. 24 года.

С такой же проблемой зависимости столкнулась однажды и я, меня зовут Ира,(г.Павлоград). Мне двадцать четыре  года,  одиннадцать лет из которых я потратила на употребление наркотических препаратов. Это был достаточно тяжёлый период в моей жизни, вся реальность была скрыта от меня иллюзией веселья и в ощущении адреналина.

Но веселье перестало меня утешать, с тех пор, как впервые ощутила ломку и у меня уже не было денег купить себе очередную дозу наркотика. С того момента моя жизнь превратилась в бесконечную свету и поиск то денег, то наркотиков.

Времени на работу или личную жизнь совершенно не хватало, я потеряла все. Взамен кайфа в мою жизнь пришло угнетение и злость, от безысходности я начала воровать и обманным путём выманивал деньги, которые все уходили на употребление. Со временем у меня возникло достаточно много проблем, чтобы разочаровался в жизни и возненавидеть себя.

Не смотря на сложившиеся обстоятельства я никаким образом не связывала их с употреблением наркотиков и продолжала думать, что наркотики наоборот помогают мне избавиться от всего плохого. Когда о моей зависимости узнали родные меня уговорили начать лечение в наркодиспансере, которое я проходила под воздействием тех же наркотических веществ, что употребляла и раньше.

Вскоре я перепробовала достаточно много вариантов лечения, чтобы понять, что прежней жизни у меня уже никогда не будет и тут последним вариантом стало предложение поехать на реабилитацию, но так как я об этом раньше ничего не слышала, на долго ехать не хотелось.

И все же, в моей жизни произошли кардинальные изменения, помимо моего физического и психологического состояния я почувствовала жизнелюбия, уверенность в своих силах, которые каждый день помогают мне двигаться в новой трезвой жизни. Для сегодняшний день это противоположный мир в сравнении с иллюзией из-за которой я не знала, куда мне идти и чем заниматься. Сейчас я учусь в университете и у меня есть любимая работа связанная с помощью таким же зависимыми, как и я.

История освобождения  Игоря

Буквально такая же судьба постигла и Игоря с г. Северодонецк, который больше 10 лет потратил не на успешное обустройство своей жизни, а на постоянные поиски денег или на поиск наркотиков и ингредиентов для изготовления наркотических препаратов.

И не удивительно, что этот замкнутый круг приносил в его жизнь только разочарование, озадаченность, неуверенность и сердитость.

Даже после осознания своей зависимости от веществ изменяющих сознание искать помощь и лечение самому не хотелось, но на лечении настаивали его близкие. Несколько лет Игорь был озабочен вопросом лечения, но какие бы он не предпринимал и способы лечения не испытывал, тяга к наркотику все-равно одолевала и он срывался.

Путь был не легким и надежда совсем не заметна и в последний раз он решился обратиться к реабилитационному центру. Хоть он и приехал в реабилитационный центр самостоятельно, его желание было не лечиться, а просто убежать от проблем возникших дома.

Приехав на реабилитацию и принимая рекомендации консультантов центра  приоритеты Игоря напрочь изменились и негативное настроение сменилось позитивным настроем к построению своего будущего.

Проследив схожесть этих трех историй можно понять, что кем бы ты не был и какие бы у тебя не складывались обстоятельства из-за употребления наркотиков или алкоголя, никогда нельзя сдаваться и прекращать искать выход из зависимости. Даже если это последняя надежда, то пусть ею будет реабилитационный центр.

как вылечить зависимость от наркотиков

1

консультация

8 (800) 350-50-02
Номер бесплатный.
Наш оператор проконсультирует по всем интересующим вопросам.

2

беседа с психологом

Проведение беседы с зависимым о необходимости лечения.

3

доставка в центр

Доставка зависимого из любой точки СКФО и ЮФО в реабилитационный центр.

4

детоксикация

Вывод токсинов из организма. Детоксикация помогает быстро физически восстановить организм. Снять острые состояния.

5

реабилитация

Составление персональной программы для психического, морального и духовного восстановления.

6

постреабилитация

Проведение встречь и консультация с пациентами. Психологи учат получать положительные эмоции без психотропных веществ.

Егоров Олег Игоревич
получите бесплатную консультацию от руководителя отдела мотивации

Не знаете что делать?

заполните форму и наш
консультант свяжется с
вами и поможет вам



Нажав на кнопку вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности